Директор фирмы

Автобус покачивался на неровностях дороги, я глубоко зевнула. Не привыкла вставать в пять утра. Хорошо, хоть на улице относительно тепло не смотря на середину января. Температура почти не опускалась ниже нуля, снег слегка украсил землю на Рождество, но быстро растаял. Вглядывалась в тёмные силуэты деревьев вдоль дороги, хотела сориентироваться сколько еще ехать. Хорошо, что народу немного и вышло удобно расположилась на двух сиденьях, рядом положила толстую папку с документами. Откинула голову и закрыла глаза.

Пыталась уснуть, но не получалось. Несмотря на горячий секс вечером с парнем от которого ушла только ближе к одиннадцати. Приятная волна пронеслась телом, автобус раскачивался словно колыбельная кроватка, но убаюкать меня ему не получалось. Открыла глаза, попутная машина осветила салон, осмотрела пассажиров, некоторые из моего села, часть вообще не знала. Поглядывала на огоньки приборной панели, потоки желтоватого света скользили по-черному и влажному асфальту. Где-то далеко впереди просматривались красные точки фар попутной машины. Поправила светло-серое пальто, пробовала расположится поудобнее. Хоть часик посплю. Пыталась отключить встревоженно сознание, но разные мысли так и роились в голове.

Автобус, попискивая тормозами сбавлял скорость, услышала, как открылась в дверь. Мужчина в черном пуховике поздоровался с водителем и протянул ему деньги. Стащил с головы вязанную серую шапку и сунул её в карман куртки. Поглядывал на салон. Транспорт тронулся, он качнулся, схватился за подголовники и медленно продвигался в глубь салона. Веки сами медленно опустились, повернула голову чуть на бок.

— Возле вас не занято? — услышала я мужской голос, быстро открыла глаза и смерила нового пассажира взглядом.

— Нет, — слегка хриплым голосом ответила ему, забрала папку с документами и сунула её боком между собой и стенкой автобуса. — Садитесь.

— Спасибо, — он расстегнул замок на куртке, поставил пакет и сел рядом.

На вид ему под сорок, стройный, короткие светлые волосы, лёгкая небритость, немного кривой нос, подбородок с ямочкой. Чувствовала запах мужского одеколона, от него потянуло уличной прохладой. Заметила, что он взглянул на мои ноги, мужчина всё же. Снова закрыла глаза и пыталась уснуть.

— Ты на учёбу едешь? — спросил он меня и скрестил руки у себя на груди.

— Нет, — несколько раз сглотнула, села прямо, как-то не очень хотелось поддерживать разговор с незнакомцем. — Я уже отучилась, — улыбнулась и вздохнула. — По работе еду.

— Понимаю, — закивал он головой и оценивающе посмотрел на меня. — А кем ты работаешь, если не секрет?

— Я — глава объединённой территориальной громады, — назвала ему свою должность и улыбнулась.

— Ого, большая шишка, — он аж сдвинул брови, повернулся в мою сторону. — А на вид такая хрупкая девушка.

Хихикнула, поправила волосы. Я и сама никогда не думала, что получится победить на выборах. Возвращаться после учёбы в городе в родное село не хотелось. Почти год проработала в одной юридической фирме, но через постоянные приставания шефа пришлось оставить работу. Хотелось продвигаться по службе через свои знания, а не постель. Ладно пусть был бы молодой, красивый, сексуальный, а так старик почти под 70. Пусть он и бывший судья, со связями. Найти новую работу не получилось, постарался козёл старый, улыбка исчезла с лица. Так и оказалась у себя дома, сидела без работы.

— Какая уж есть, — развела руками и потянула край пальто, прикрыла им ногу.

— Тебе сколько? — он задумался и так поглядывала на меня в тёмном салоне. — Около 20, — прижмурился и ожидал моего ответа.

— Мне 27, — назвала ему свой возраст.

— Молодо выглядишь, не дал бы тебе столько, — закивал головой. — Вы молодые быстрее адаптируетесь к современному безумному миру, всё так быстро меняется. А муж твой не против такой работы?

— А я еще не замужем. На личную жизнь сейчас времени не хватает, — развела руками и потянула сумочку.

— И парня нету? — с таким удивлением спросил мужчина и повернул голову в мою сторону.

И чего он ко мне пристал, автобус остановился на какой-то остановке и подбирал пассажиров, поглядывала в темные окна, но определить место положение не получалось.

— Есть, — коротко ответила ему, в салоне включили свет и теперь видела наши отражения в большом окне.

— У вас серьезно или так?

Мотор заревел, а я сделала вид, что не расслышала его вопрос. Смотрела сама на себя, на тёмные волосы чуть ниже плеча, на пухлый носик, вытянутое лицо. Показалась себе такой уставшей и не выспавшейся, может, зря не послушалась отца и пошла погулять с парнем. Хотелось просто снять стресс перед поездкой. Сейчас придётся побегать по кабинетам разных чиновников. Делать милое и не винное личико, просить, убеждать выделить деньги на ремонт дороги и школы. Сумерки постепенно рассеивались, на затянутом серыми облаками небе с трудом проглядывался диск восходящего солнца.

— А как у вас в селе с работой? — поинтересовался мужчина, достал из кармана телефон и посмотрел на время.

— Трудно, — скривилась и продолжала смотреть в окно. — Хотя есть вакансии в амбулатории, бухгалтера больше года найти не можем. Молодёжь за такие деньги работать не хочет и едет в Польшу, приходят пенсионеры, но у них навыков и знаний не хватает.

— Все молодых хотят, — с обидой прозвучал его голос. — А старшему поколению куда деваться, особенно с нашими пенсиями.

— А вы кем работаете? — не дала договорить ему его возмущения.

— Я — ветеринарный врач. Любишь животных? — изменил он тематику нашего разговора.

— Ну, в общем да, — закивала головой и улыбнулась. — У меня кот есть, хорошо так, ляжет и начинает мурлыкать. Успокаивает, иногда, на работе за день достают, что ничего не хочется.

Теперь улыбнулся мужчина, закивал головой. Выходит, что не только меня достают. Лишь бы удалось пробить деньги, своих средств на всё не хватит, а хочется столько всего сделать. Постепенно светало, количество транспорта на дороге увеличилось. Мелькали разные машины, сёла светились огоньками окон. Большая часть дороги позади. Хотелось подняться и размять ноги, не смотря-на то, что я чуть ниже среднего роста, в автобусе тесновато. Вглядывалась в мелькающие пейзажи за окном. Менялись черные поля, чередовались с зелеными лесами. Жаль, что снега нету, вот тогда вышла б красота. А то не понятно, зима сейчас или осень. Зимних вещей еще и не доставала, да и значительная экономия на отоплении.

По приближению к областному центру автобус постепенно заполнился людьми, кто ехал на учёбу, ком-то на работу, пенсионеры, скорее всего выбрались после зимних праздников в больницу. Вздохнула, мужчина слегка развлекал меня смешными историями из своей практики. Тихо хихикала, старалась не привлекать к себе внимание других пассажиров. Немного отвлеклась от своих мыслей, сон развеялся. Хотя почти двухчасовая поездка утомила. Наконец, показались знакомые окраины города. Улыбнулась, хотелось потянуться, но не получилось, слегка наклонила ноги. Уперлась на небольшие каблуки черных сапожек, поднимала и опускала носки.

— Ты куда сейчас? — спросил мужчина и куда-то смотрел сквозь лобовое стекло.

— Мне в областной совет, на девять часов на приём, — ткнула пальцем в папку с бумагами.

— Нам немного по дороге, а я за лекарствами еду, — он довольно улыбнулся, потёр руки. — Проведу тебя, — задумался и хотел что-то добавить.

— Спасибо, не нужно я сама, — не дала договорить ему.

— Может, потом, как справишься с делами, пройдёмся куда-то по городу, пообедаем вместе, — он порылся в кармане, достал и протянул мне визитку. — Я угощаю, — улыбнулся и с такой надеждой смотрел на меня.

Пожала плечами, взяла визитку и сунула её в сумочку. Автобус въехал в черты города, начались утренние заторы и тянучки. Пассажиры оживились и готовились к выходу. Старалась сама застегнуть пальто, поправила шарфик на шее.

— Добрый день, Анастасия Николаевна, — поздоровалась со мной женщина из нашего села. — А я вас не видела в темноте. Можно к вам на приём зайти на днях, хочу заявление на материальную помощь написать. Муж болеет, денег совсем нету.

— Добрый день, — ответила ей и вздохнула. — Хорошо, заходите посмотрим, что получится для вас сделать.

Она кивнула мне в знак благодарности. Автобус остановился на одной остановке и часть пассажиров высыпала на улицу. Прохладный зимний воздух разошелся по салону. Поглядывала на дома за окном, прикидывала, когда лучше встать, не хотелось стоять в проходе. Транспорт дёргался и свалиться не хотелось.

— Пропустите пожалуйста, — обратилась к своему попутчику. — Мне здесь выходить, — подняла руку вместе с папкой и указала на приближающуюся остановку.

— Да, да, — он повернулся в сторону и жестом показал, чтоб я проходила. — Буду ждать на звонок, — он улыбнулся.

Ответила ему тем же, но ничего не сказала. Не хватало мне только встречаться со случайными людьми. Ноги затекли, хотелось побыстрее выбраться на улицу и пройтись. Автобус остановился, с другими вышла на остановке. После теплого салона по телу пронеслась дрожь, потянула шарф повыше. Холодный ветер дул в лицо. Достала телефон из сумочки и посмотрела на время, до встречи еще полчаса. За десять минут вполне успею дойти. Надо собраться с мыслями, прикидывала план своей речи. Общалась с ним по телефону, показался вполне приятным и дружелюбным мужчиной. Сильнее стиснула толстую папку. Шум транспорта мешал моим размышлениям, дети с большими сумками спешили на учебу, что-то активно обсуждали.

Мне бы их проблемы сейчас, глубоко вздохнула. Облако пара понеслось за ветром. Рядом пробежал мужчина в красном спортивном костюме с наушниками в ушах. Стройный, высокий, с темными волосами. Обернулся и взглянул в мою сторону. Улыбнулась ему, но он, не обратив на меня внимания спокойно бежал дальше. Может, он не на меня смотрел, захотелось и самой повернуться, но не решилась. Как вернулась в село закинула фитнесс, потеплеет начну заниматься. Пусть говорят, что хотят. Из-за серых многоэтажек показалось административное здание. Смерила его взглядом, еще раз вздохнула. Пыталась себя настроить на нужный лад, дрожь прошла по телу, сглотнула несколько раз. Хотелось облизать пересохшие губы, но решила потерпеть до помещения.

Взглянула на окна кабинетов, в некоторых горел свет, виднелись силуэты их владельцев. Сколько их здесь сидит, принялась считать этажи. Еще раз взглянула на время. Поднялась на крыльцо, быстро пробежала глазами по многочисленным вывескам. Сколько здесь департаментов и отделом, а мне всё самой приходится решать. Поправила сумку на плече и потянула массивную входную дверь. Вошла в просторный холл, синие ковровые дорожки тянулись в полутемные коридоры. Охранник на входе в чёрной форме оторвался от кроссворда, оценивающе смерил меня взглядом. Не найдя во мне угрозы быстро вернулся к своему любимому дело. Неспеша подымалась на третий этаж, еще раз в голове прокручивала заученные слова и цифры. Вглядывалась в номерки кабинетов. Дверь открылась и вышла симпатичная женщина лет 35 в сером платье и чайником.

— Вы кого-то ищите? — спросила она меня и закрыла кабинет

— Мне к Борису Петровичу, это куда, — осмотрелась по сторонам.

— Вам туда, — махнула она свободной рукой, её короткие светлые волосы качнулись. — С той стороны, вон та дверь.

— Спасибо, — поблагодарила её и двинулась в указанном направлении.

Тихо ступала по ковровой дорожке, она тянулась и казалось, что шагала, словно по мягкому тротуару. Здесь всё такое новое, красивое. За прошлый год еле денег наскребла, чтоб окна поменять, а здесь. Только вздохнула, в одном из кабинетов, что-то бурно осуждали. Остановилась у двери, страх только усиливался. Казалось, что мне предстоит сдать очень сложный экзамен, а я к нему совершено не готова. Слышала удары своего сердца, всё же решилась и постучала.

— Войдите, — отозвался приятный женский голос стой стороны.

Потянула ручку, дверь тихо открылась. Осмотрела просторную приемную. Мебель в тёмных тонах, светлые жалюзи, ряд стульев у стены, несколько цветущих разноцветных орхидей, большая карта области на стене.

— Добрый день, — слегка нерешительно поздоровалась я и вошла в кабинет. — Борис Петрович у себя.

— Добрый день, — секретарша оторвалась от монитора и посмотрела на меня. — Вам назначено?

— Да, на девять.

Она пальчиком с ярко красным маникюром листнула блокнот на столе. Симпатичная девушка примерно моего возраста, длинные светлые волосы, чёрное платье в обтяжку с коротким рукавом, красиво подчеркивало её грудь.

— Садитесь, — моргнула ресничками и показала мне на стулья. — У него сейчас посетитель. Придётся подождать.

— Хорошо, — вздохнула и села на стул, расстегнула пальто, старалась заглянуть на монитор.

— Если хотите, можете раздеться. У нас хорошо топят. — предложила мне девушка и листала какие-то новости. — Вы из далека приехали?

— Да, — задумалась, поднялась и расстегивала пальто. — Будет примерно километров 150-160. Да еще по нашим дорогам почти три часа ехала.

— Ого! Чай, кофе? — уточнила она и поглядывала на меня.

— Спасибо, не надо, — аккуратно положила пальто на стул и села.

— Не волнуйтесь, будьте уверенной в себе и всё и у вас получится.

Улыбнулась и кивнула головой. Легко ей говорить, и так сколько всяких документов и согласований пришлось собрать чтоб только претендовать на выделение средств. С коридора донеслись звуки какого-то разговора. Непривычно тихо, опустила глаза и разглядывала узоры на небольшом светло-коричневом ковре. Листочки тянулись и сплетались, хотелось найти их начало, чем-то напомнило настольную игру, где героя нужно провести к цели через лабиринт. Вот и я сейчас попала в этот лабиринт, где его конец еще не видно. Покручивала папку с документами. Пикнуло сообщение в каком-то мессенджере. Девушка поднялась и выглядывала в окно, кому-то махала рукой. На ней чёрные колготки и красивые красные туфли на каблуке. Выпуклая попочка, казалось такой сексуальной.

Дверь кабинета открылась из него вышел мужчина средних лет со стопкой документов в руках, кинул на нас слегка недовольный взгляд и прошёл в коридор. Волнение теперь только нарастало, нервно перебирала пальцы. Если всё сорвется, что мне объяснять жителям. Об этом подумаю потом, сейчас старалась настроится на нужную волну. Вспоминала цифры и нужные аргументы. Секретарша села на свое место, потянула трубку телефона.

— Борис Петрович, вас ожидают, — мило звучал её голос. — Да, хорошо, сейчас она зайдёт, — опустила трубку и повернулась в мою сторону. — Можете идти, — кивнула головой на дверь. — Удачи!

— Спасибо, — поднялась и потянула коричневую юбку своего костюма.

Она мне улыбнулась и дальше спокойно переключилась на монитор. Интересно, сколько ей здесь платят. Подошла к двери, еще раз перечитала черный буквы на золотистом фоне. Дрожащая рука опустилась на ручку, сама не знала, чего так боялась.

— Добрый день, можно, — открыла дверь и разглядывала владельца.

— Добрый, — коротко поздоровался он, посмотрел на меня поверх очков. — Проходите, садитесь, — указал на стул у приставного столика. — Это я с вами вчера беседовал по телефону?

Утвердительно кивнула, тихо ступала по большому ковру в тон того, что лежит в приемной. Большой просторный кабине. Стол для совещаний у окна, громадный телевизор на стене. Массивный стол, национальная символика, большой монитор прикрывал мужчину. Целый ряд телефонов, папки с документами, небольшой диван. Со вкусом так всё обставлено. Не то что у меня. Сборник разных эпох и времён. Вздохнула и села за стол.

— Что у вас, — он задумался, снял очки и положил их на стол. — Забыл, как вас зовут.

— Настя, — коротко представилась ему я и вытащила приготовленные документы.

— А, полностью? — видела, что он посматривает на меня или на мои бумажки.

— Анастасия Николаевна, но можно просто Настя, — улыбнулась ему и протянула смету с согласованиями. — Здесь, заключения института о аварийности дороги и сметы на её ремонт, — протянула листки с фото. — Можете посмотреть на её состояние.

Мужчина взял документы и что-то разглядывал. На вид ему лет 55, слегка полноват, почти полностью поседел, виднелась лысина на макушке, щёки провисли, лоб покрылся морщинами. На нём темно-синий костюм, светлая рубашка, красный галстук. Толстыми пальцами листал бумажки. Смотрел то в них, то на меня. Начала рассказывать ему о страданиях жителей, владельцев транспорта, инвестиционной привлекательности региона. Комфорту детей, плавно протянула другую смету на ремонт опорной школы. Мужчина ставил редкие вопросы, покручивал головой. Стало жарко, спина покрылась капельками пота.

— И сколько вам суммарно на всё нужно, — он сдвинул брови и пристально смотрел на меня, хотя прекрасно же видит суму.

— Пять с половиной миллионов гривен. Четыре — на дорогу и полтора — на ремонт школы, — озвучила ему выученные наизусть сумы.

Он вздохнул, снова разглядывал меня. Покрутил головой, встретилась с ним взглядом, но сразу перевела его на лежащие на большом столе документы. Сейчас точно мне откажет, нервно сглотнула.

— Настенька, — так нежно и спокойно обратился он ко мне. — Вы же понимаете, в стране кризис, — он развёл руками. — Финансовые ресурсы бюджета ограничены, на все цели средств не хватает. Давайте в этом году с вами ограничимся только дорогой, а школу отложим на следующий год. Вы попробуйте подать на гранты от Евро союза, может там повезёт. У вас есть подрядчик на ремонт дороги?

— Связывалась с одним, мне его из соседней громады порекомендовали. Сказали, что надёжный и качественно работы делает. Смету он видел, дорогу тоже. Как-только придут деньги сразу готов начать ремонт, — ответила мужчине и искала среди своих бумаг письмо от него.

— Деньги, получится выделить, но с одним условием.

— Каким? — перебила его, не дала договорить.

— У меня здесь есть одна хорошая, проверенная фирма, работает много лет, всё что надо сделает, — он потянулся и взял одну из телефонных трубок. — Я сейчас его наберу. Он подъедет и всё решим на месте. Подпишите соглашение о намерениях.

Слегка растерялась. Не знала, что ему сказать. Кого он хочет мне навязать, но и отказываться не решилась. Заметила на стене картину, красивый пейзаж. Лесная речка, деревья склонились к воде, казалось, что в любой момент они сваляться в воду и уплывут за течением. Нервно перебирала пальцы. Слышала только обрывы фраз с той стороны.

— Договорились, — мужчина улыбнулся, положил трубку на место, довольно потёр руки. — Он за 10-15 минут подъедет сюда, — оценивающе смерил меня взглядом. — Да не волнуйтесь вы так. Отремонтируем твою дорогу и еще себе небольшой бонус получишь.

— Какой бонус? — уточнила и уставилась на Бориса Петровича.

— Что ты, как маленькая, — снова смотрел на в мою сторону поверх очков. — Нужный человек получит работу, тендер под него я вам помогу сделать. Он с нами поделится, — он вздохнул и что-то ещё пробормотал, но я не разобрала его слова.

Не знала, как себя вести дальше. Отказаться, не вариант, тогда вообще денег не дадут, требовать проводить всё честно. Понимаю, что у них всё схвачено.

— У вас так жарко, — сняла жакет и повесила его на спинку стула. — За такое нам ничего не будет? — ощутила, как дрожит мой голос.

— Настенька, поверьте мне, — мужчина наклонился и уперся локтями в стол. — Я работаю здесь больше двадцати лет. Думаешь мне проблемы нужны. Человек проверенный, не подведёт и ничего лишнего болтать не будет, а документально оформим в лучшем виде никто не подкопается.

Сидела и молчала дальше. Пыталась собраться с мыслями, но не получалось. Борис Петрович красиво рассказывал, что в области отремонтировали не одну дорогу и никаких проблем не возникало. Гарантировано простоит пять лет, если погода не сильно капризная выпадет и фуры не испортят. Одно радовало, что фуры у нас встречались крайне редко. Телефон пикнул, вывел меня из размышлений, дёрнулась от неожиданности. Хозяин кабинета наклонился и поднял одну из трубок.

— Да, пусть заходит, — коротко ответил и откинулся в кресле. — Видишь, как всё оперативно.

Только вздохнула, повернула голову и смотрела на дверь. На пороге показался мужчина лет сорока, стройный, высокий, с каштановыми короткими волосами, вытянутым лицом, карими глазами, оценивающе смотрел на меня. На нём черное пальто, большой пакет в рука. Он закрыл дверь, слышала, как ударились бутылки в пакете.

— Добрый день, — поздоровался он с нами прошёл по кабинету к столу и поставил пакет.

— Здорова, — довольно ответил ему Борис Петрович, поднялся и пожал руку гостя. — Знакомься — это Анастасия, — на миг задумался, но вспомнил мое отчество. — Николаевна. Видишь, какие сейчас молодые и красивые люди на местах работают. Это директор фирмы Михаил Степанович.

— Очень приятно, — протянул последний мне руку, пожала её, с улицы она показалась такой холодной. — Рад знакомству. Вы действительно очень красивая девушка, — сделал комплимент в мою сторону и улыбнулся.

— Спасибо, — тихо поблагодарила его и ответила ему тем же.

Он легко расстегнул пальто, снял и положил его на стул. На нём черный костюм, серый гольф. Он спокойно сел возле меня. Достал из пакета несколько документов в файле, бутылку виски и водки, поставил их на стол Бориса Петровича. Он сразу их куда-то спрятал. Взял мои бумаги на ремонт и просматривал их, кивал головой и поглядывал, то на меня, то на другого мужчину.

— В целом объём работ ясен, но ездить к вам далеко. У вас можно будет организовать проживания людям и место для техники, — перелистнул страничку и не отрывался от цифр.

— Думаю да, всё устроим, — наблюдала за ним, видела, как его глаза бегают по страничкам.

— Да не волнуйся, — Борис Петрович снял очки, достал салфетку, выдохнул на стёкла и протирал их. — Всё оформим в лучшем виде.

Первый раз принимала участие в подобных переговорах. Вся университетская подготовка, куда-то отошла на второй план и как правильно себя вести не очень понимала, в теории всё казалось просто, но на практике, оказалось не так легко со обладать с собой и контролировать эмоции.

— Миш, тебя всё устраивает? — спросил мужчина и одел очки обратно.

— Да, да, — закивал он головой. — Есть некоторые трудности, но всё решим по ходу.

— Прекрасно! — довольно потирал руки Борис Петрович. — Давайте тогда подпишем предварительное соглашение. Потом проведем всё через комиссию, огласим тендер, деньги скорее всего из Киева только летом придут.

Михаил Степанович, достал скрепленные листочки. Открыл последнюю страницу, вынул ручку и из кармана пиджака и поставил размашистую подпись. Протянул документы мне вместе с ручкой. Взяла бумаги, руки подрагивали. Первый раз в жизни подписывала соглашение на такую громадную суму. Старалась быстро прочитать текст, но не могла сосредоточится. Слова пролетали мимо, словно ничего не значили.

— Настенька, подписывайте. Не бойтесь, — успокаивал меня Борис Петрович. — Это соглашение вас ни к чему не обязывает. Как проведете тендер, тогда подпишете договор. Утвердите смету и план работ.

Перевела взгляд на мужчин. Они так на меня смотрели, щеки раскраснелись, казалось, что уши горели. Несколько раз сглотнула. Положила документы на стол, листнула на последнюю страничку. Глубоко и часто дышала, ручка коснулась бумаги. Хотела красиво поставить свою подпись, но получились не ровно. Кто-то из мужчин вздохнул с облегчением. Выходит, не только я волнуюсь. Положила всё на стол.

— Поздравляю, — Борис Петрович откинулся в большом кожаном кресле.

— Надо выпить за наше сотрудничество, — предложил Михаил Степанович и смотрел на мою грудь. — Петрович, давай, — он кивнул куда-то в сторону. — Обмоем наше соглашение.

Хотела возразить, но по выражению мужчин поняла, что они меня слушать всё равно не будут. Пить совсем не хотелось. Старший мужчина поднялся, достал из шкафчика стаканы. Принялась собирать документы со стола. Директор фирмы достал еще одну бутылку виски, ловко открутил крышку. Вдохнул аромат напитка, довольно улыбнулся. На столе оказалась нехитрая закуска. Нарезанный сыр, колбаса, фрукты. Показалось, что они готовились к такому сценарию.

— Все кофе будут? — уточнил Борис Петрович, поднял трубку и наблюдал за нами.

Кивнула на автомате. Мне как-то вообще ничего не хотелось. Одно желания по скорее оказаться на улице и перевести дух. Директор фирмы разливал коричневый напиток по стаканам.

— Верочка, три кофе пожалуйста и что-нибудь сладенькое если есть, — монотонно дал указание секретарше и удобно разместился на своём месте.

— За удачную сделку и наше сотрудничество! — провозгласил тост Михаил Степанович и поднял свой стакан. — И все до дна, чтоб не сорвалось.

Все чокнулись, звон стекла разлетелся по просторному кабинету. Мужчины опрокинули содержимое, как-то смешно скривились. Принялись закусывать, поднесла стакан к губам. Сделала несколько глотков, жгучая жидкость потекла в желудок. Перехватило дыхание, хотелось чем-то запить. Но ни сока, ни минералки не было. Чуть не закашлялась, поставила недопитый стакан на стол.

— Настенька, что вы так, — Борис Петрович наклонил голову на бок. — Первую все до дна пьют, а то что-то не заладится.

— Ага, — кивнул головой второй мужчина. — Надо положить хорошее начало нашей сделке. Не волнуйтесь, я вас не обижу, — улыбнулся и потянулся за кусочками сыра и колбаски.

Оказалась в центре внимания, подняла стакан снова, так не хотелось пить. Тепло изнутри растекалось по телу, стало еще жарче. Хотелось стащить светлую кофту. В нос ударил слегка резкий запах алкоголя. Мужчины подбадривали меня. Опрокинула содержимое и тремя глотками проглотила всё. Потянулась к закуске.

— Молодчина, так бы сразу. Теперь другое дело, давай сразу по второй, — директор фирмы потянулся к бутылке.

Дверь открылась и в кабинет вошла Вера с подносом в руках, игриво ножкой толкнула её. Теперь она показалась еще более эффектной, высокая, красивая. Подошла поставила поднос на стол, принялась расставлять ароматный кофе, тянулись ниточки пара. Поставила плетенную корзинку с разным печеньем.

— Приятного аппетита, — пожелала она нам и направилась обратно.

— Вер, посиди с нами, — предложил Борис Петрович, поднялся и взял еще один стакан с полки.

Девушка улыбнулась, ничего не возражая взяла стул и поставила у стола, грациозно села, закинула ножку на ножку. Заметила, что мужчины переключились на неё. В голове слегка шумело. Сказалось выпитое и дальняя дорога.

— За прекрасных дам, — огласил тост Борис Петрович и потянулся к стакану.

Переглянулась с Верой, обменялись улыбками. Сделала два глотка, скорчила какие-то гримасы. Как они его пьют. Мужчины слегка оживились и перекидывались общими фразами про их дела. Закинула в рот печенье и принялась жевать. Михаил Степанович снова взялся за бутылку. Сдвинула брови, хотела прикрыть рукой стакан, но он успел поднести к нему бутылку быстрее.

— Мне чуть-чуть! — крикнула я и потянула стакан, капли полетели на стол.

— За любовь, чтоб нас её в жизни было больше! — директор фирмы улыбнулся и всё выпил до дна. — На слёзы не оставляйте. А вы замужем?

Встретилась с ним взглядом, он так игриво смотрел на меня, словно раздевал меня взглядом. Вера всё выпила и поставила пустой стакан. На её щеках выступил румянец. Как-то за два раза удалось употребить налитое спиртное. Всё, больше пить не буду строго решила про себя. Мне ж еще документы в Департамент социально политики отнести, как я туда пойду в таком состоянии. Откинулась на стуле.

— Так вы замужем? — снова уточнил Михаил Степанович и потянулся к бутылке.

— Нет, — коротко ответила я и словила на себе взгляды присутствующих.

— У меня есть один хороший друг, работаем вместе. Я вас обязательно познакомлю, — он наклонился ко мне, но в этот раз я успела убрать стакан со стола. — Ну, что же вы давайте.

Отрицательно мотала головой. Большая доза алкоголя будет лишней для меня. Мужчина поднялся подошёл ко мне, его рука коснулась моего плеча. Дёрнулась от неожиданности, он легонько поглаживал меня. Наклонился больше, слышала запах его одеколона, виднелась подкаченная грудь.

— Пани Анастасия, — пытался подносить бутылку. — Я немного поновлю только, пару капель, — рука скользнула мне на плечо. — Давайте, нам же с вами работать, будем жить дружно, — ладонь сместилась на спину.

— Михаил Степанович, не надо больше. Сами знаете сколько мне еще ехать домой. — пыталась отговорить его.

Пальцы легонько перебирали мои волосы, какой-то жар проносился телом, в ушах звенело. Словила на себе взгляд Веры, она подогнула ножки и облизала губы. Борис Петрович поднялся, снял очки. Неспеша прошагал по кабинету и закрыл дверь на ключ. Скинул пиджак и положил его на большой стол для совещаний. Ослабил свой галстук. Что он задумал, не могла сосредоточится. Он подошёл ко мне, с другой стороны.

— Настенька, неужели вы откажете двум таким мужчинам, — он наклонился и пытался заглянуть мне в глаза. — Немножко, всё же для дела. — его рука коснулась моего колена, легко скользила по колготкам.

Теперь не знала, на кого смотреть. Пыталась убрать их руки, но они игриво дотрагивались. Пытались тискать грудь. Вера что-то жевала и наблюдала за нами. Хотелось встать, крикнуть на них. Михаил Степанович стиснул моё плечо, старший мужчина пробовал забраться мне под юбку. Они напомнили школьников, которые поймали одноклассницу в пустом классе и теперь пытались полностью использовать выпавший момент.

— Не надо, — возразила и поднялась, но директор фирмы надавил мне на плечо и шлепнулась обратно на стул. — У меня парень есть, перестаньте.

— Мы ему ничего не скажем, — Борис Петрович уперся в стол и смотрел мне в глаза. — Скрепим нашу дружбу, может, я найду возможность пересмотреть инвестиционные проекты по области и найду еще деньги на вашу школу.

Мурашки пробежали по коже. Мои принципы вступили в невидимую борьбу. Считала, что всё можно решать согласно законодательства, без коррупции и откатов. Оказалось, что приходится идти в разрез со своими убеждениями. Вера поднялась, стянула с Михаила Степановича пиджак, положила его на стул поглаживала широки плечи мужчины. Он одной рукой тискал меня, а другой симпатичную секретаршу. Глубоко и часто дышала, окончательно запуталась. Взглянула на старшего мужчину, он улыбался и поглаживал мою ногу. Может, и правда уступить, и дорога, и школа. Всё же во благо громады, столько лет ничего не получалось добиться.

Директор фирмы, задрал платье Верочки, гладил её пухленькую попу, виднелись края черных стрингов. Думала, что на ней колготки, а оказались чулки. С универа не видела других девушек в таком виде. Борис Петрович взялся за края моей кофты, легонько тянул её верх, наблюдал за моей реакцией. Встретилась с ним взглядом. Казался мне таким добрым. Думала, что мужчины в его возрасте мало обращают внимание на девушек. В селе его ровесники в основном сидят и выпивают, вспоминают времена их молодости, как крали всё, что можно из колхоза. Показалась моя белая маечка. Вторая пара целовалась, девушка сидела на столе, обхватила ногами мужчину.

— Обещаю, помочь тебе в решении финансовых вопросов. Давай, — кивнул головой в верх.

Вздохнула и подняла руки. Кофта поползла по телу, застряла на голове. Сама опустила руки, а он освободил мою голову. Дрожь прошла по рукам, местами майка вспотела. Мужчина потянулся к маечке. Слышала звуки поцелуев. Туфелька с её ножки свалилась на пол.

— Не бойся, Настенька, мы тебя не обидим, — он потянул мою маечку, сама подняла руки. — Не стесняйся, у тебя красивая фигура и тело.

— Спасибо, — тихо ответила ему, старалась смотреть в какую-то точку на столе.

— Видишь, как им хорошо. Бери пример с Верочки, вы же примерно ровесницы, — кивнул в сторону секретарши.

Она стянула с Михаила Степановича гольф, поглядывала на голый торс мужчины. Он вообще поднял платье её чуть не до груди. Старший мужчина потянул меня, поднялась на ноги. Его живот коснулся моего тела, руки скользили по спине, нащупали застежки на белом простом лифе и возились с ними. Чувствовала себя не ловко, не думала, что дело так далеко зайдёт. Знала бы одела бельё получше. Наверное, показалась обычной сельской девушкой. Застёжки ослабли, лиф скользнул по рукам и свалился на ковёр. Он массировал мою грудь, ласкал небольшие набухшие соски.

— Всё натуральное и красивое, а Вера у нас себе грудь сделала, — наклонился и поцеловал меня. — А у тебя даже лучше.

Улыбнулась ему, рукой добрался замочка на юбке. Дёргал его вниз, но у него не получалось. Секретарша постанывала, Михаил Степанович снял с неё платье. Черный кружевной лиф красиво подчёркивал грудь, пальцами он сдвинул полоску трусиков и тискал её текущую дырочку. Поток возбуждения пронёсся телом. Теперь вообще мысли крутились разогретые алкоголем. Деньги, громада, секс, мужчины.

— Я сама, — убрала его руку с попы. — А то еще порвете.

Старший мужчина отступил, вытянул галстук и положил его на стол. Руки дрожали, замок поддался, юбка скользнула по колготкам и оказалась на ковре. Только сейчас заметила большой бугор на его штанах. Возбуждение путалось со страхом, в голове еще больше шумело. Директор фирмы спустил трусы вместе со штанами и пытался пристроится к Вере, она еще больше прогнулась и разглядывала меня. Красивые, густые светлые волосы покачивались, кончиками касались стола. Борис Петрович возился с ремнем.

— Раздевайся, — скомандовал он мне и его штаны скользнули, оголили его относительно тонкие и волосатые ноги. — Время чтоб не тянуть.

Осторожно спускала колготки показались простые белые слипы, нагнулась и расстегнула замки на сапогах.

— У тебя хороший задок, — похвали меня Борис Петрович и погладил по попе. — Раздевайся, раздевайся.

Взглянула на мужчину, он снял рубашку. Контуры члена проглядывались через просторные полосатые семейные трусы. Вера избавлялась от бюстика, Михаил Степанович потянул её стринги, отодвинул в сторону посуду. Выступила из обуви, осторожно стягивала колготки. Нервно сглотнула, трусики слегка намокли. Старший мужчина подошёл ко мне.

— Настенька, давайте быстрее, — подгонял он меня и запустил толстые пальцы под резинку моих трусов. — Снимай всё сразу.

Смерила его взглядом, и выполнила его просьбу, почему-то хотелось прикрыться, но так и стояла в ожидании его указаний. Не знала, куда деть руки, толи завести их за спину, толи сложить на груди.

— Хороша, хороша, — бормотал Борис Петрович и покачивал головой. — Надо тебя к нам в область переманить. Миш, а у тебя случайно вакансий нету?

— Достойных Насти нету, — пыхтя выговорил он, доносились чавканье дырочки и шлепки тел. — Если надо я поспрашиваю.

— Найдём тебе сейчас работу, хорошего жениха. Согласна?

Старший мужчина улыбался и притянул меня к себе, сильно сжал попу, ойкнула. Вера постанывала, голова свисала со стола, волосы раскачивались, ножки лежали на плечах директора фирмы. Кофе в кружках раскачивалось и проливалось на блюдца, сейчас мне документы испортят. Михаил подхватил Веру и так понёс её на диван. Она хихикала и обхватила его шею. Даже не заметила, когда он успел полностью избавится от одежды. Борис Петрович закинул мои волосы за ушки, наклонил мою голову. Встретились взглядами, он так странно смотрел на меня.

— Подумай, что тебя там в селе держит. Здесь цивилизация, перспективы, деньги хорошие крутятся. Подумай хорошо? — настаивал он и гладил мои волосы. — Обещай, что хорошенько подумаешь.

— Хорошо, — тихо согласилась с ним, спорить совсем не хотелось.

— Порадуй тогда своим ротиком, — он спустил свои трусы и вышел из них. — Как тебе? — потряс свой окрепший член.

Не знала, что ему ответить. Ничего особого, толстенький, не большой в районе 15-16 сантиметров, висели волосатые темные яйца и выделялись на фоне светлой кожи. Виднелась, ярко красная головка, выступила капля мутной смазки. Вздохнула и опустилась на коленки. Вчера сосала своему парню, а сейчас возьму в рот у старика, которого вижу первый раз в жизни. До чего я опустилась, перекинула волосы на одну сторону. Наклонила голову, Вера стонала еще громче. Они трахались на диване, но в такой позе слабо видела их. Вздрогнула, губами коснулась пениса. Провела по стволу, в ротике ощутила слегка горький вкус, слышала запах пота. Покачивалась, член отреагировал на мои ласки лёгкой пульсаций.

— Ох, Настенька! — издал какой-то звук наслаждения. — Активнее, — подбадривал он меня и качнулся тазом.

Подняла глаза и взглянула на него, встретилась с ним взглядом. Но снова уставилась на его живот. Он слегка нависал, рот заполнялся слюной. Покачивалась быстрее, пускала его за щеку, старалась сосать и ласкать язычком, на щеках появлялись красивые ямочки. Пальцы сами потянулись к промежности, коснулись набухшего клитора. Разряд наслаждения пронесся по телу, легонько массировала, ощущала влагу под ними. Слышала стоны второй пары, Вера особо не сдерживала себя. Сейчас же нас услышат, а если кто придёт и застукает нас. Даже не могла придумать последствия, мысли путались. Хотелось убежать из кабинета.

Борис Петрович, активно покачивался ударялась в его живот, стал прижимать меня к себе, небольшой член всё больше входил в меня. Стало трудно дышать, слюна несколькими массивными каплями повисла на подбородке, коленки напоминали о себе болью. Попыталась отклонится, но крепкая рука мужчины не отпускала мою голову. В ушах шумело, чёрные точки мелькали перед глазами. Член набух ещё больше, головка тёрлась об язык проскальзывала в горло. Подступал рвотный рефлекс, казалось, что всё содержимое желудка сейчас попросится обратно. Ручейки слюны стекали по груди и животу. Время тянулось так медленно, словно сосала ему целую вечность.

Толкнула старшего мужчину, пыталась вырваться. Рука соскользнула с головы, уселась попой на ковёр, за членом потянулись ниточки слюны, порвались и полетели вниз. Ртом хватала воздух, ладошкой вытерла слюну с подбородка и губ. Снова посмотрела на него, он улыбался, дергал свой инструмент. Теперь он казался меньше, но намного толще. Только сейчас, заметила, что Вера не стонала. Может, кончила, но снова тишина. Прислушивалась к звукам и приходила в себя.

— Вставай, — протянул мне руку Борис Петрович. — Продолжим наши шалости. Тебе же понравилось? Старайся, сможешь тогда далекой пойти.

— Я стараюсь, — взялась за протянутую ладонь, и он резко дёрнул меня.

— Приложи еще усилия, всё от тебя сейчас зависит и от твоих дырок, — мужчина улыбнулся. — Становись туда к столу, — указал он пальцем. — Опробую твою попу.

У меня аж ноги затряслись. Поглядывала по сторонам, отказать ему, убежать, снова хотелось прикрыть себя руками. Поправила волосы, несколько раз сглотнула, горло напоминало о себе неприятным дискомфортом. Анальный секс пробовала, но особо не понимала, в общаге девчонки умудрялись даже кончать от него.

— Настенька, ты чего? — обратился он ко мне. — Разве тебя в попу еще не трахали?

— Трахали, несколько раз, — с надеждой посмотрела на него. — Может, не надо...

Не знала, что ещё ему сказать. Скорчила какую-то гримасу. Голая Вера лежала в обнимку с Михаилом Степановичем на диване. Улыбка наслаждения застыла на её лице, она получила свою порцию наслаждения. Повезло ей, подошла к столу. Борис Петрович моментально оказался за мной, слышала его дыхание, но не хотелось смотреть в его сторону.

— Ты не бойся, я осторожно. Вера, — кивнула в её сторону. — Тоже сразу не хотела, а теперь эта дырка для меня, а киска для её жениха. И ему хорошо и мне, — потянул меня за талию. — Прогнись и расставь ноги пошире.

Глубоко вздохнула и прогнулась, грудь дотронулась стола. Опустила голову на руки. Сейчас точно меня порвёт, член достаточно толстый. Дрожь прокатывалась телом. Стало холодно или жарко, не могла понять. Только уши горели. Борис Петрович массировал мою промежность, растирал смазку, палец проник в попу. Дырочка пульсировала.

— Узкая, отлично, — похвалил он меня. — Сейчас всё хорошо смажем.

Услышала, как скрипнула дверь тумбочки. Щелчок открывающегося флакона разлетелся по кабинету. Ноги за дрожали, хорошо, что она есть. Мужчина прислонил смазку к моей попе, надавил и прохладная жидкость заполняла мою кишку. Стиснула зубы, палец проник в меня, добавился второй. Сильнее сжала кулаки, фаланги растирали смазку, массировали стеночки. Слегка побаливало, немного щекотно. Может, обойдется и не будет больно, старалась успокоить сама себя.

— Сейчас еще добавим, — выдавил в меня новую порцию. — Думаю, будет достаточно.

Глубоко вздохнула, вторая пара о чём-то шепталась. Подняла голову и взглянула на них, теперь директор фирмы сидел на диване, обнял Веру, поглаживал её красивую и упругую грудь. Они наблюдали за мной. Волна возбуждения пронеслась телом, смешивалась со страхом. Слышала удары своего сердца. Всё тело дрожало. Борис Петрович потянул меня к себе, головка уперлась в колечко ануса. Замерла в ожидании проникновения. Он надавливал, но эрегированный пенис вступил в борьбу с моей дырочкой. Приложил дополнительное усилие, головка проскользнула внутрь. Закричала, острая боль пронзила тело. Хотелось соскочить, но крепкие руки мужчина держали меня. Казалось, что меня хотели разорвать изнутри.

— Какая ты узкая, — старший мужчина постепенно натягивал мою попу на свой член. — А ты боялась, ещё кайфовать будешь.

Донеслось хихиканье Веры, скорее и ей пришлось пройти через такое и не раз. Задрожала, разболелась голова, из глаз текли слёзы. Капельки опускались на руки и стол. Живот коснулся моего тела. Вся промежность болела. Борис Петрович легонько покачивался, стало легче, боль слегка приутихла. Сама не верила, что он смог впихнуть в меня такой поршень. Что-то стекало по ногам, глубоко и часто дышала. Кишка плотно обхватила член. Думала только, чтоб он быстрее кончил и отпустил меня. Крики и стоны срывались с моих уст. Постепенно увеличивалась амплитуда, хорошо слышала чавканье и шлепки наших тел. Боль утихла, но полностью не прошла. Толчки становились сильнее, грудь покачивалась со стороны в сторону, сосочки касались стола.

Мужчина вошёл во вкус, доносились его хрипы, смешивались со стонами и шлепками тел в специфическую мелодию разврата. Путалась в ощущениях, казалось, что болело всё тело. Время тянулось так медленно, перед закрытыми глазами показывались яркие вспышки. Стало жарко, капельки пота выступили на теле. Плакала ещё больше, что-то текло из носа. Снова проскользнула по столу. Он что-то сказал мне, но не разобрала его слов, кровь пульсировала в висках. Потянул меня на себя и толчки возобновились с новой силой. Ноги тряслись, казалось, что сейчас свалюсь.

— Всё, еще немножко осталось, — довольно бормотал мужчина и ускорился. — Сейчас кончу!

Стал делать глубоки и резки толчки, аж ноги отрывались от пола. Член пульсировал, мужчина плотно прижал меня к себе, и обильная струя спермы ударила мне в кишку. За ней последовала вторая. Сразу всё стихло, вздохнула с облегчением. Дрожащими пальцами вытерла нос, несколько раз сглотнула. Ощутила какую-то лёгкость, кажется всё обошлось. Пыталась разобраться в свои ощущениях не получалось. Подняла голову, осмотрела кабинет. Михаил Степанович наблюдал за мной, Вера склонилась и сосала его член, волосы красиво покачивались. Заметила, как пальчиками нежно играла со своей норкой.

Борис Петрович наклонился, обмякший член со шлепком вышел из меня. Что-то потекло по ногам, казалось, что случилась маленькая неприятность. Быстро коснулась пальцами растраханной дырочки. Чувствовала там теплую жидкость, хорошо, что всё целое. Еще раз вытерла нос, лицо и подбородок. На столе образовалась лужица, по ногам текло всё больше. Капли семени оказывались на ковре. Теперь хотелось в одно место, но не решалась попросится туда у мужчин.

— Иди сюда, — позвал меня директор фирмы и поманил меня пальцами к себе. — Не хочешь помочь Верочке.

Секретарша подняла глаза оценивающе посмотрела на меня и дальше принялась сосать. Неспеша направилась к ним, из попы, казалось, что в любой момент выскочит что-то лишнее. Борис Петрович сел в свое кресло. Весь потный, лицо так раскраснелось, словно его выпустили из парилки. Достал из стола сигару и пробовал прикурить её. Понемногу пришла в себя, приблизилась к паре. Видно, что Вера следит за собой. Красивы и ровный загар, подтянутое тело, накаченные бёдра. Она не хотела отрываться от члена и жадно его сосала.

— Поделись, не жадничай, — директор фирмы похлопал её по спине. — Тебе тоже хватит.

Она поднялась, перекинула волосы на одну сторону. Немного обижено смотрела на меня, словно я забрала у неё сладкую конфетку. Сперма всё больше текла по ногам, местами подсыхала и стягивала кожу. Внос ударил запах табачного дыма. Хозяин кабинета затягивался и смотрел на нас.

— Настя, — щелкнул Михаил Степанович пальцами. — Давай, поработай губками и язычком.

Вздохнула, встретилась с ним взглядом, но ничего не сказала. Встала на коленки, с попы снова потекло больше. Ощутила, какой-то стыд. Вся промежность болела, как я сейчас домой поеду. Перекинула волосы на одну сторону, наклонилась к стволу. Выбритый лобок и яйца, член подлиннее чем у старшего мужчины. Где-то 17 сантиметров, ровный, проглядывались бугорки вен. Чем-то напоминал орган моего парня. Наклонила его в свою сторону, другой рукой игралась с его шарами. Дыхание мужчины участилось, его орган реагировал на мои ласки. Наклонилась к нему и обхватила губками. В ротике ощутила терпкий вкус спермы, задвигалась быстрее.

Вера поставила ноги на диван, развела их широко в стороны и двумя пальчиками массировала клитор, проникала в глубь текущего лона. Услышала звонок своего телефона. Дёрнулась, покосилась на стоящую на полу сумочку. Сама не знаю, чего испугалась, показалось, что звонивший оказался рядом и видит, как член погружается в мой рот, как белая жидкость вытекает из кишки и капает на пол. Стыд и страх будоражил сознание. Телефон затих, ощутила облегчение. Мужчина поглаживал мои волосы, на щеках снова показывались ямочки, крутила язычком вокруг головки, массировала её губками, пускала за щеку. Мелодия смартфона заиграла снова. Нужно было выключить телефон, сдвинула брови.

— Хватит, запрыгивай сюда, — директор фирмы похлопал себя по бедру. — В тебя можно кончать?

Выпустила его член и ротика, несколько раз сглотнула, вытерла слюну с подбородка. Встретилась с мужчиной взглядом, табачный дым противно напоминал о себе. Дырочка Веры текла и тихо чавкала. Её тоненькие пальчики все быстрее тёрли набухший клитор.

— Так в тебя можно кончить? — повторил он свой вопрос и потянул за руку.

— Да, — кивнула ему и вздохнула. — Я на таблетках.

— Запрыгивай тогда, — потряс он свой кол и улыбнулся.

Встала коленками на диван, он прогнулся и заскрипел. Вера затряслась, застонала и погрузилась в океан наслаждения. Глаза закрылись, поглядывала на красивые длинные реснички. Может и себе такие же сделать. Киска коснулась его ствола, он легко проник в меня. Ощутила боль в промежности. Вздохнула, дырочки за пульсировали, из попы снова потекло. В очередной раз показалось, что из неё может выскочить что-то лишнее и нехорошее. Откинула голову назад, покачивалась. Поршень задвигался во влагалище, тихие стоны срывались с уст. Лёгкая боль смешивалась с потоками эйфории наслаждения.

Скорость увеличивалась, волосы скользили по вспотевшей спине, мужчина положил ладони мне на грудь и ласкал набухшие сосочки. Казалось так жарко, дыхание участилось. Слегка успокоилась, пыталась расслабится и просто получить оргазм. Попа напоминала о себе, капли белой жидкости смешивались с моими выделениями и падали на паркет. Вера открыла глаза, наблюдала за мной, сама покраснела еще больше. Обменялась с ней улыбкой. Она наклонилась в мою сторону, её нежные пальчики коснулись моего тела. Вся задрожала, секретарша коснулась губами моего соска. Директор фирмы откинулся на диване, просто покачивался, наши тела громко шлёпали, дырочка противно чавкала, всю картину дополняли мои стоны.

Громко закричала, сильно стиснула руки Михаила Степановича. Мощный торнадо оргазма подхватил мой разум и утащил в неизвестность. Меня всю трясло, дырочки сильно пульсировали, свалилась на мужчину. Он еще ускорился и продолжал резко вколачивать свой кол в моё текущее лоно. Вера продолжала ласкать меня, целовала, поглаживала руками. Всё спуталось, только потоки неземного наслаждения волнами проносились по телу. Мужчина захрипел, дёрнулся несколько раз и в киску член закачивал порции спермы. Наши вспотевшие и разгоряченный сексом тела застыли в блаженстве, перебирал пальцами мои волосы. Вера легонько поглаживала мою грудь и торчащие сосочки.

— Бля, как хорошо. Девочки вы лучшие, — тихо шептал нам комплименты мужчина. — Удачное начало нашего дела.

— Мы такие, — игриво прозвучал голос Веры, она наклонилась и поцеловалась с Михаилом Степановичем.

— Обещаю, я вас не обижу. Подарочки за мной. Может у вас пожелания есть? — уточнил директор фирмы, его обмякший член выпал из моей дырочки и тоненькая струйка семени потекла из меня на диван.

— Надо подумать, — хихикнула Вера, откинулась на диване и задумалась.

— Думайте, скажете мне потом, — мужчина аккуратно повернулся и посадил меня на стол. — Всё нормально? — пытался заглянуть мне в глаза.

Просто кивнула, ничего говорить не хотелось. Глубоко вздохнула, приходила в себя. Дырочки напоминали о недавнем сексе. Только сейчас заметила, что Борис Петрович успел одеться. Отпил из бокала виски и затянулся сигарой. О чём-то тихо беседовал со своим другом. Как я теперь домой поеду, хотелось попасть в душ, смыть с себя сперму. Чувствовала, как она подсохла и не приятно стягивала кожу.

— Ты что хочешь? — наклонилась ко мне Вера и улыбалась. — Может шубку попросить или одно колечко я такое классное видела на одном сайте.

Пожала плечами, в данный момент мне хотелось только в душ и домой. Секретарша заморгала глазками, поправила мои волосы, встретились взглядами. Она с лёгким недоумением смотрела на меня.

— Давай в магазин сбегаем пока они сидят. Не переживай, Мишка за всё заплатит, — она кивнула головой в сторону мужчин. — Пошли, — потянула меня за руку. — Они сейчас добрые и на всё согласятся. Возьмём у него карточку.

Хотелось её послать, но просто молчала. В голову возвращались дурные мысли, сама себя накручивала лишними переживаниями.

— Мне б помыться, — тихо произнесла я и вздохнула.

— А, без проблем пошли, — она встала и потянула меня за руку.

Поднялась с дивана с дырочек снова потекло, словила на себе довольные взгляды мужчин. Покраснела еще больше. Веселая Вера не стеснялась своей наготы, и старалась показать нашим зрителям все свои прелести.

— Пошли, — махнула она рукой. — Давай быстрее.

Она потянула меня за собой. Ноги дрожали и плохо слушались. Она открыла одну дверь и прошли в комнату, не успела разглядеть интерьер, как затащила меня в другую. Бежевая плитка, умывальник, туалет. Не то что у нас в селе, за удобствами на работе нужно бегать на улицу. Только вздохнула, новая знакомая протянула мне полотенце. Прохладная вода взбодрила, не знаю сколько времени подмывалась и приводила себя в порядок. Стало легче, но дырочки по-прежнему побаливали. Вернулись в кабинет, мужчины впивали и вели деловые разговоры. Хотелось побыстрее убежать от них. Оделась, собрала свои подписанные документы. Довольно улыбнулась, Борис Петрович утвердил полную смету на все ремонты. Вздохнула, чего не сделаешь ради громады.

— Мы по магазинам! — весело огласила Вера и потащила меня за собой.
9 362
27-01-2020, 14:39