» » Обмен парами. Реальный опыт

Обмен парами. Реальный опыт

До 27 лет у меня не было любимой. Давние влюбленности не в счёт. После армии девушки меня не «цепляли». Просто флирт, секс и легкие расставания. Мысль о том, что их имеет кто-то еще, меня никак не волновала. Было пофиг.

Потом я повстречал Веронику и пропал. Влюбился. 21 год. Стройная, красивая, яркая и безумно сексуальная. Она была похожа на Милу Йовович. Даже прическа такая же, только волосы каштаново-красные и карие глаза. Высокий рост, небольшая девичья грудь и длинные ноги. Голос её просто околдовывал. Через 20 лет я отчетливо помню его тембр и насмешливые интонации. Как-то быстро я переехал к ней. Сейчас мне кажется, что там не обошлось без колдовства. Когда говорят о привороте, то наверное так и бывает. Я хотел её безумно и всегда, меня аж трясло, когда я к ней прикасался. Я всё время думал: «Да неужели это я в постели с этой Богиней?».

Одновременно, я стал жутко ревновать её. Время было бурное, череда каких-то праздников, вечеринок, походов в рестораны. А там алкоголь, танцы, мужчины. Выпив, она становилась безбашенной душой компании, провоцировала мужчин и вела себя с ними слишком смело. Я же ревновал и бесился. Подозревал в изменах. Много раз ругался, уходил от неё, но стоило ей позвонить и сказать: «Приходи домой», я ехал. Затем всегда был бурный секс и примирение до следующей пьянки.

Со временем я стал ловить себя на мысли, что меня возбуждает фантазия, где Вероника отдается другому, но не в тайне от меня, а в открытую. Я гнал от себя такие мысли, так как был бруталом и собственником, но они появлялись всё чаще.

В один из вечеров мы пили пиво на улице, недалеко от дома. С нами была её знакомая с парнем. Было уже темно. Мы сидели на невысоком заборчике. Вдруг Вероника говорит: «Вы как хотите, а я не могу больше терпеть», и потянула подружку за собой. Отойдя всего-то на пару шагов, они задрали платья и, спустив трусы, сели на корточки. Нам с тем парнем было прекрасно видно как они писают. Я остолбенело таращился на раздвоенную струю, которая вырывалась из губок Вероники, развернутых к постороннему парню, и на поток, стекающий мимо нас по асфальту. Ничего за этим не последовало, мы допили и пошли домой, но эта картина врезалась в память очень отчетливо.

Это я сейчас понимаю, что ей нравилось показывать себя парням, а тогда я был дремучим дураком. Однако возбудило меня это сильно. Даже чересчур. Вскоре после этого, я поехал в лес в одной компании. Отошел за деревья помочиться и вдруг вспомнил тот случай. Испытал какое-то иррациональное возбуждение, появилось жгучее желание снова увидеть как Вероника оголяется при постороннем. Я представил, что могло бы быть дальше. Как она опирается на заборчик, а тот парень входит в неё сзади. Член стоял как кол и я не мог больше ни о чем думать. Ушел подальше в лес и помастурбировал, набрызгав на траву.

По выходным мы подолгу валялись на раскладном диване и к ней частенько приходил поболтать её двоюродный брат, живший неподалеку. Она лежала голая под одеялом в единственной комнате, а я, прикрывшись полотенцем, впускал его и возвращался обратно под одеяло. Он проходил в комнату, садился на край дивана слева от неё и говорил: «Привет, Вероничка». Далее всегда происходило то, что я тогда не мог понять со своим совковым воспитанием: Она приподнималась полусидя, слегка придерживая одеяло на груди, и целовала его прямо в губы.

После чего, как ни в чём не бывало, расспрашивала его о делах в техникуме и отношениях с его девушкой, а я лежал под одеялом со стояком. Уже тогда я стал фантазировать на тему, как бы сделать так, чтобы их поцелуй не прерывался, но так ни на что и не решился. Эх, дурак был! Надо было действовать решительней и убрать одеяло совсем. Впрочем, не знаю, что бы из этого получилось, хотя потом Вероника мне сказала по секрету, что он имел собственную сестру на чердаке летней кухни. Раскрепощенный парень.

До встречи с ней, у меня было много женщин и я считал себя хорошим любовником. Думаю, так и было. Я всегда стараюсь доставить в первую очередь удовольствие женщине. Однако, с Вероникой всё было против правил. К кунилингусу она относилась прохладно, долго трахаться не любила, часто говорила, что второй раз не хочет и предпочтет лучше поспать. Это при том, что я хотел её постоянно! Из всех способов секса, больше всего она любила лечь на спину и заставить меня разместиться сбоку от неё на подушке, положив пенис ей на губы. Она просила меня мастурбировать и одновременно касалась головки языком и лишь изредка заглатывая член в рот. Затем она ласкала сама себя, гладя грудь и живот. Возбудившись, она переходила к клитору, шепча мне, чтобы я не торопился.

А не торопиться было сложно. Вид мастурбирующей девушки всегда сильно возбуждает, если она это делает искренне и с удовольствием. Темп постепенно увеличивался, она стонала, выгибалась дугой и уже целиком заглатывала мой член, а я просто трахал её в голову, стараясь думать об автомобилях и не кончить раньше времени. В какой-то момент она отстранялась и хрипло вскрикивала: «Кончай». Я снова просовывал член в её прекрасный рот и во все глаза смотрел как она бьется в невероятно чувственном оргазме. От этой картины я и сам мгновенно разряжался ей в рот или на лицо. Мы это проделывали много раз и всегда это было просто феерично. Я до сих пор скучаю по этому сексу. Пытался проделывать это с другими женщинами. Не то. Второй Вероники не бывает.

Кстати, у моего организма есть любопытная особенность синхронизировать оргазмы. Много лет позже, мы с любовницей неоднократно проделывали такую штуку: лежа на боку, я вводил член в вагину, но не двигался. Она лежала и мастурбировала, а я чувствовал пенисом как нарастает её возбуждение. В момент её оргазма я ощущал, как сокращаются стенки влагалища и тоже кончал, выстреливая в неё сперму. Отдышавшись, она спрашивала: «Как ты так можешь?»

К нам в гости постоянно приезжала Вероникина подруга Лёля и часто оставалась ночевать. Естественно, с нами на диване. Меня это злило, потому что в такие ночи я оставался без секса. Во время очередного визита Лёли мы, как обычно, напились. Лёля стала жаловаться на парня, который её бросил и что у неё уже пол-года не было секса. Пьяная Вероника засмеялась: «Хочешь его?», и кивнула на меня. Лёля замолчала, а Вероника стала целовать меня, освобождая от штанов. Как только наружу появился мой член, она обхватила его губами, но Лёля, воспитанная еще хуже, чем я, убежала в ванную и закрылась, просидев там всё время, пока мы трахались. Потом мы еле выманили её оттуда. Помню, как она ложилась спать с ошарашенным видом. Кстати, больше не приезжала.

Не помню, как я набрался смелости, но в один из выходных, когда мы валялись в кровати после утреннего секса, я спросил у неё, что она думает о сексе втроём и хотела бы она пригласить к нам в постель какую-нибудь девушку. Я готов был обратить всё в шутку, но к моей радости, она ответила, что не прочь попробовать. Мы стали полушутя обсуждать, как это можно устроить и кого из знакомых девушек можно пригласить. К сожалению, все варианты были отметены, хотя мне очень нравилась её сестра. И тут Вероника сказала: «Может проще парня найти?» Меня как по голове стукнули. По телу прокатилась волна жара и вдруг меня накрыло очень сильным, неведомым прежде, возбуждением! Я сам от себя такого не ожидал. Мне вдруг захотелось этого больше всего на свете!

«Ты не шутишь?» - спросил я Веронику севшим голосом - «Ты правда хочешь?»

«Да, если ты не против».

Я чуть не сошел с ума. Перед глазами стали проноситься картины, одна ярче другой. Я представлял, как это будет, как моя любимая станет отдаваться другому парню. Вероничка завелась не меньше моего. Мы буквально набросились друг на друга и стали бешено спариваться, пожирая рты. Я шептал ей, как я хочу увидеть её с другим парнем, а она только улыбалась и стонала. Мы тогда трахались как бешеные весь день, безо всякого преувеличения. В перерывах обсуждали кандидатуру её будущего любовника и от этого снова заводились и трахались, трахались, трахались…

В последующие недели я ходил возбужденный и озабоченный. На поверку оказалось, что найти подходящего мужчину не так-то просто. Приглашать своих друзей и коллег я боялся, во-первых, из-за возможной огласки, а, во-вторых, из-за того, что было просто стыдно признаться, что я хочу, чтобы при мне оттрахали мою девушку. На такой каминг аут я был не готов. Вероника тоже сказала, что у неё нет кандидатов, хотя, скорее всего, соврала. Просто не захотела меня с ними знакомить. Компьютера у меня тогда не было, это было время пейджеров, и на сайт знакомств я впервые попал только года через три. На улице ведь не будешь к парням подходить. Короче - тупик. Тем не менее, даже само по себе открытое обсуждение с любимой возможности разделить её в постели с другим, возбуждало нас до крайней степени. Ревность я тоже испытывал, но от этого возбуждение становилось еще острее.

Как то весной, мой двоюродный брат-ровесник предложил нам съездить с ним и его девушкой на рыбалку. Мы согласились и поехали именно на рыбалку, так как я и в мыслях не держал его в качестве кандидата в любовники Вероники.

Поехали на моей машине и, приехав на речку, поставили единственную двухместную палатку. Рыбы мы не поймали, но спиртное не забыли. Тогда вообще было модно пить и курить, а может просто у меня круг общения такой был. В общем, к ночи напились как собаки. Алкоголь и молодость увели разговор на тему секса. Стали дружно обсуждать, как же мы будем спать в одной палатке и пристойно ли будет заняться сексом, если всё равно темно и ничего не видно. И вдруг Вероника говорит весело: «Только нужно партнерами поменяться». Все как-то вдруг согласились и мы принялись с пьяным энтузиазмом воплощать идею в жизнь. Это был мой первый опыт. Незабываемый. Темнота. Теснота. Сопение. Я целую в губы девушку брата и неуклюже раздеваю её трясущимися от возбуждения руками, попутно избавляясь от одежды сам. Слышу такую же возню и звуки поцелуев слева. Член аж гудит от напряжения!

Сердце бьется где-то в горле, а его удары отдаются в ушах. Не могу найти презервативы. Ну и чёрт с ними! Кладу Аню на спину и снимаю с неё трусики. Она нисколько не сопротивляется и отвечает на мои поцелуи. Никаких прелюдий, нужно побыстрей сжечь мосты, пока девочки не передумали. Ложусь на неё сверху, раздвигаю ноги и вхожу. Вагина горячая и мокрая. Аня и сама сильно возбуждена от того, что её парень рядом и что он ЗНАЕТ, что она сейчас отдаётся другому. Целует меня в губы, обняв, и стонет. Я трахаю девушку брата без презерватива и чувствую смесь восторга, ревности и запредельного возбуждения от того, что мой член двигается внутри Анечки, а рядом так же бесцеремонно трахают мою любимую. Передать это словами человеку, не познавшему такую радость, не получится. Обычный секс заводит далеко не так сильно. Это например, как в первый раз с девушкой, но гораздо, гораздо сильнее. Это какой-то совершенно новый уровень возбуждения, настолько мощный, что вспоминается спустя годы, вызывая сильную эрекцию и выделение смазки.

Кончив Анечке на живот, я услышал, что возня слева уже стихла. Предложил брату пойти покурить и мы выползли из палатки. Я стал расспрашивать, как у него было с Вероникой, возбуждаясь опять. Брат ответил: «Не дала». «Как так?» - не понял я. Оказывается, когда мы все влезли в палатку, она заткнула ему рот поцелуем, а вагину закрыла ладошкой. Они так всё время и пролежали, целуясь и слушая звуки нашего секса. Возмущенный обманом, я, конечно же предложил сперва выпить, а потом пойти в палатку и лично проконтролировать, как он трахнет коварную обманщицу. Пока мы допивали водку, девушки уснули или сделали вид, что уснули, и не реагировали на попытки их поднять. Сам я уснуть не мог, даже не смотря на выпитое и сексуальную разрядку. Возбуждение зашкаливало. Лежал и представлял, как завтра с утра накажем обманщицу вдвоем.

На утро мы проснулись еще слегка пьяные, поэтому предложение поехать и продолжить к нам домой было единодушно поддержано. Наскоро собравшись, мы поехали в город, купив по пути кой-то бормотухи, продаваемой под видом вина в придорожном магазине. Поднялись в квартиру, сходили в душ и так и сидели замотанные в полотенца, не решаясь сделать первый шаг. Даже выпитое вино не помогало. Просто ступор какой-то. Самой смелой опять оказалась Вероника. «Ань, а давай наших мальчиков побреем» - предложила она. И вот мы уже лежим голые на диване, а девочки в полотенцах бреют нам лобки. Аня брила брату, а Вероника мне. Скованность никуда не делась. Ни мой, ни его пенисы не вставали, не смотря на то, что их держали в руках наши девушки. Куда подевалась вчерашняя смелость?

Продолжить нам, безусловно, хотелось, но из-за нервов на эрекцию даже намека не было. После бритья мы с братом пошли в ванную смыть пену. Там он мне шепнул, что нужно поменять брильщиц. Вернувшись, мы поменялись местами. И вот тут-то я и увидел самую восхитительную картину: Вероника взяла вялый член брата пальцами и слегка поиграв ими, наклонилась и накрыла его своим ртом. Возбуждение накатило волной. Я почувствовал, что мой член, пульсируя, быстро твердеет. Взяв пример с Вероники, Аня тоже погрузила мой пенис в рот. Сказать по правде, я совсем не помню тех ощущений, так как всё моё внимание было приковано к моей любимой, которая так бесстыдно сосёт при мне чужому парню.

Её волосы прикрывали сам эпицентр действия, было видно лишь плечи и движение головы. Я протянул руку в попытке убрать волосы, и она, не прерывая движений, взглянула на меня с таким веселым вызовом, что я чуть не задохнулся от возбуждения. Дотянувшись до презервативов, она разорвала упаковку и начала надевать его на член брата. В голове у меня стучала кровь. Я пытался впитать в себя эти мгновения. Да простит меня Аня, она прекрасная, сексуальная девушка, но в тот момент я воспринимал её лишь как досадную помеху, которой нужно уделять внимание.

Следующая картина, которую я помню, это - голая Вероника, стоящая на раздвинутых в стороны коленях над лежащим на спине братом и его торчащим пенисом, и я, стоящий на коленях справа от них. Затем я сделал то, чего желал больше всего на свете, и что запомнил на всю жизнь: я взял его член в правую руку, а левую опустил на плечо Вероники и слегка надавил, понуждая опуститься. Она покорно подала бедра вниз и я направил пенис брата ко входу во влагалище. Она продолжала плавно опускать бедра, а я с замиранием сердца ощущал как чужой член раздвигает губки моей любимой и продолжает по сантиметру погружаться в, такую родную мне, пещерку.

Насадившись на его член полностью, она стала двигаться вверх-вниз. Я продолжал держать руку между их телами, зажав пенис пальцами и чувствуя, как её губы обхватывают его. Моё возбуждение достигло своего пика и я просто впился поцелуем в её губы. Наши зубы стали сталкиваться в такт её движениям и это меня немного отрезвило. Мы рассмеялись. Я вернулся к Анечке, так и сидевшей на краю дивана, опрокинул её на спину рядом с её парнем, и поспешно вошел в неё. Презерватив я не одел уже осознанно, подумав, что, раз вчера было без него, то и сегодня можно. Возникло желание, чтобы Вероника тоже почувствовала член брата без резинки. Я стоял на полу на коленях и яростно трахал Аню, лежавшую на спине. Её молодое девичье тело было прекрасно.

Красивое лицо, светлые кудри, серые глаза, затуманенные сексуальным возбуждением, приоткрытые розовые губы, откинутый подбородок, белая шея и нежные ключицы, волшебная грудь с твердыми ягодками сосков, колыхающаяся в такт моим толчкам, плоский живот с красивым пупком, стройные, притягательные ноги, обвившие мне поясницу, блестящие малые губы, обхватившие мой мокрый, долбящий её, член, и, конечно, то восхитительное ощущение горячей, тесной, бархатной девичьей вагины, обволакивающей пенис.

Но я воспринимал всё это отрешенно, как нечто второстепенное. Фокусом моего перевозбужденного внимания было гибкое нагое тело Вероники, совершающее однообразные движения. Я видел её сзади и сбоку. Видел её руки, упирающиеся в грудь брата, её наклоненную вперед шею, открытую короткой прической, её беззащитные лопатки, её грациозную спину со знакомой ложбинкой, молочно-белую выпуклость её левой груди, её сильные бедра, обхватившие бока брата, его руки на них, её вызывающе-сексуальную попу с таким милым шрамиком, скачущую вверх и вниз, и её губки скользящие по чужому члену, то прячась внутрь, то вытягиваясь в попытке его удержать. Сладостное осознание, что ЭТО, наконец, случилось, переполняло меня. Никакой ревности не было. Только выброс бешеного количества гормонов, стук сердца в ушах и адреналиновое щекотание где-то в основании языка.

В какой-то момент Вероника привстала, выпустив член брата, и я увидел, что презерватив заполнен спермой. Это добавило масла в бушующий огонь моего вожделения. Я вышел из Ани, повалил Веронику на диван, и просто ворвался в её вагину. Я остервенело трахал её, а брат, лёжа рядом, целовал Вероничку в засос. Вид целующейся любимой и стал последней каплей для меня и я просто взорвался в ней.

Потом брат с девушкой засобирались по домам и я отвез их. Пока я ездил, успел отдохнуть и желание накатило снова. Встретив меня дома, Вероника повела себя скованно, ожидая моей реакции, попутно обругав за то, что не одел презерватив с Аней. А я не мог ни о чем думать кроме её ягодиц, колышащихся на члене брата. И снова был потрясающий секс, как будто в первый раз. Измена любимой в открытую - мощнейший стимул в отношениях пары.

Прошло 20 лет, секса с братом и Аней больше не было. Тут и стеснение, и отсутствие времени, и не помню, что еще. С Вероникой я расстался через год, сохранив её в памяти как эталон женской красоты и постоянно сравнивая с ней других женщин. Брат с Аней поженились и когда мы с ней изредка видимся, у меня шевелится член, а у неё в глазах проскальзывают веселые искорки. Женившись через два года на непьющей и некурящей домашней девочке-спортсменке, через 7 лет я превратил её из девственницы в роскошную раскованную SexWife, отдающуюся другим мужчинам в моем присутствии. Однако, это тема для нового рассказа.
15 625
18-02-2019, 04:30
© 2019 Pizdeishn.com - эротические порно рассказы и секс истории
Наш сайт предназначен для взрослой аудитории старше 18 лет!
Рассказы и секс фото
Наверх